ПОМОЧЬ ХРАМУ

 

Оказывается духовная и психологическая помощь и поддержка людям, страдающим от наркотической и алкогольной зависимости, а также их родным и близким в Православном просветительском центре святителя Варсонофия Казанского чудотворца по адресу: ул.Зорге 13а, комн. 304. тел. 211-01-17 с 1200 до 1800 кроме суб. и вс. Прием ведут дипломированные специалисты: психотерапевт(неврозы, зависимости), педагог - психолог, катехизатор, координатор

Занятия группы созависимых по вторникам с 1800 до 2000

История деятельности Ивана Ивановича Алафузова.

Автор-составитель С.А. Вениаминова, заведующая библиотекой-филиалом №24

Некоторые факты жизни и деятельности купеческой династии Алафузовых не до конца изучены, иногда освещены в печати противоречиво, однако, сделали они для нашего города очень много. Когда-то созданная  «Империя Алафузовых», названная так с легкой руки историка А. Муслимова, распалась на части, но не умерла. Их кожевенные заводы, текстильная и швейная фабрики работают до сих пор, являясь памятниками рачительным предпринимателям, купцам и просто людям, творящим благо для своего Отечества.

Традиционно кожевенное ремесло в Заречье, имеет глубокие корни и уходит в далекое прошлое. Еще в 16 веке село Ягодное славилось своими мастерами-кожевниками. В этом селе с самого основания жила семья Котеловых, были они насельными крестьянами Зилантова монастыря, со временем потомки, расширяя дело, откупились из крепостных и стали купцами. Удача в делах сопутствовала им, они богатели, но не забывали  заниматься и благотворительностью, за что в 1833 году одними из первых в Казани  все члены семьи  купца Петра Ивановича Котелова стали  почетными потомственными гражданами. В последствии Котеловы неоднократно избирались на высокие городские общественные должности.

В 1833 году Петр Иванович Котелов построил великолепный дом и крепкое трехэтажное каменное здание кожевенного завода, эти строения и до ныне являются архитектурными памятниками Казани. Однако во второй половине 19 века Котеловы постепенно отходят от занятия кожевенным делом.  Сыновья, получив великолепное образование, занялись наукой и перестали заниматься коммерцией. Интерес к кожевенному делу постепенно гас. Четыре крупных кожевенных завода Котеловых постепенно были проданы. Исторически сложилось, что впоследствии объединить кожевенные заводы Котеловых и еще многие другие, находящиеся в Ягодной и Адмиралтейских слободах Казани смог Иван Иванович Алафузов, личность незаурядная и весьма известная своей деятельностью в российском предпринимательском кругу второй половины XIX века.

Он приехал в Казань в 1856 году, ему в то время едва исполнилось девятнадцать лет, он был полон сил и искал на «новой земле» способ надежно вложить свой небольшой капитал.

Иван Иванович родился далеко от этих мест, на юге России в городе Ставрополе. Точную дату рождения, к сожалению, установить трудно, сохранившиеся документы содержат противоречивые сведения, указывая количество лет на момент их составления, а не год рождения. Чаще всего упоминается дата рождения - июнь 1837 года.

Вероисповедание юноша имел православное. Происхождение купеческое. Греческие купцы, дальние родственники некогда вели бойкую торговлю в Крыму, на Волге, на Кавказе. Отец его Иван Антонович Алафузов вел солидное торговое дело. Семья его была многодетной: пять сыновей Иван, Николай, Антон, Георгий, Леонид, две  дочери Евдокия, Мария от первого брака и еще дети от второго.

Многочисленная родня в последствии участвовала в работе Казанских предприятий Ивана Ивановича Алафузова, часто родственники становились компаньонами.

Домашнее воспитание,  полученное нашим героем в детстве, по всей видимости, было неплохим, поэтому,  поступив в Ришельевский лицей в Одессе, он решил до конца курса не оканчивать,  уехал доучиваться в Германию.

Появившись в Казани в 1856 году, Иван Иванович Алафузов чувствовал себя настолько технически грамотным, что решил самостоятельно открыть свое дело. В 1857 году арендовал вятский кожевенный завод. Но дело принесло ему существенные убытки. Вятка находилась далеко, да и конкурировать молодому не опытному предпринимателю с казанским кожевенным рынком было делом не легким.

К этому времени  московские купцы братья Крестовниковы, удачно развернув в Казани в 1855 году свечное и мыловаренное производство, уже на 1 января 1857 года получили солидную прибыль, выработав продукции на 370 тысяч рублей. Часть свободных денег решили вложить в побочное производство.  Ими было создано акционерное общество «Товарищество Казанского кожевенного завода», куда большой пай внес и казанский купец первой гильдии, известный торговец чаем, миллионер Сергей Евсеевич Александров. Сюда же поместили свой капитал Иван Иванович Алафузов и  его брат Николай, приехавший позже.

В 1858 году общество за 48 тысяч рублей приобрело один из кожевенных заводов у купца Петра Ивановича Котелова. Причем в купчей было сказано, что старый владелец завода отказывается в дальнейшем от коммерческой деятельности в этой области, дабы не составлять конкуренции. Фирма Котеловых была широко известна в России с начала ХVIII века, когда на заводе выделывался козловый сафьянный товар, что некогда так сильно выменивался на кяхтинские чаи. Но с 1840 года из-за резкого снижения спроса на экспорт козловых кож, завод начал вырабатывать юфть и подошву на продажу внутри страны, однако торговля была уже не прибыльна, к тому же большое производство велось по старинке.

Новые владельцы завода решили завести все по-своему. Братья  Алафузовы, как специалисты, приняли самое деятельное участие в его реконструкции. Управляющим предприятием был назначен знающий свое дело Петр Петрович Котелов, сын бывшего владельца завода. Братья Алафузовы участвовали в закупке оборудования у известных европейских фирм, на что истратили значительную сумму вкладов товарищества. Завод пускали в действие постепенно. Однако, изучая архивные документы, историк Н.Г.Анисимов пришел к выводу, что «начало казанским Алафузовским предприятиям и созданию единого коллектива было положено 24 мая 1860 года». От этой «условной» даты и ведется счет деятельности Казанского льнокомбината, хотя прядильно-текстильная фабрика в то время не была еще построена.

Оснащение кожевенного завода оборудованием по новейшему тогда способу механического дубления кож и обслуживание его специалистами, привезенными из-за границы, обеспечили в последствии добротность и большие объемы выпускаемой продукции.

Высокую оценку химической технологии производства позднее не раз давал известный профессор Казанского университета, знаток кожевенного дела, Модест Яковлевич Киттары. В 1863 году, он писал: « С особенным удовольствием отмечаю, что в ряду наших отечественных кожевенных заводов есть отрадные примеры, где дело ведется не по одному только старому, предками заведенному порядку, где к этому делу прилагаются собственные силы, где не только проверяются предлагаемые и наукой, и разумною практикой, но и испытываются новые средства, новые приемы и способы».

Близость лучшей судоходной части реки Казанки при впадении ее в Волгу решала транспортные проблемы по доставке сырья и отгрузке готовой продукции. К тому же Казань была достаточно близка к Москве и к Нижнему Новгороду, с его ежегодной ярмаркой, этим колоссальным «всероссийским торжищем». А торговать предполагалось много.

16 августа 1861 года приезжавший в Казань наследник цесаревич Николай Александрович, посетил, кроме всего прочего, кожевенный завод «Товарищества», увиденным остался необычайно доволен.

Вскоре руководство фирмой «решило» расширить производство.  В 1862 году рядом с цехами кожевенного завода была заложена текстильная фабрика. Однако деньги вкладчиков таяли на глазах.  Да и продажа отлично выделанной кожи шла плохо - цена была высока. Государственная казна, как основной потребитель, брала для армии менее качественный, но дешевый товар. Договориться же с Военным ведомством о сходной цене акционеры так и не смогли. В результате склады были забиты готовой продукцией, предприятие терпело большие убытки, хотя и имело огромный промышленный потенциал. Никто из пайщиков уже не верил в успех затеянного дела и к 1865 году, вдоволь намучившись, «товарищи» по обществу решили фирму закрыть и все имущество распродать.

Не смирился с этим только Иван Иванович Алафузов. Он много вложил в производство и прочно поселился в Адмиралтейской слободе, где еще в 1861 году купил у коллежского асессора А.О.Геневилькена двухэтажный каменный дом с шикарным садом на Московской улице. Затем удачно женился на старшей дочери компаньона Сергея Евсеевича Александрова. Получив, четыре земельных участка на той же Московской улице в приданое жены, как рачительный хозяин, разместил там швейные мастерские кожевенного завода. И, наконец, в 1863 году, дабы иметь вес в обществе, Иван Иванович Алафузов, заявив свой капитал, получил звание Казанского купца первой гильдии.

В 1865 году он и его тесть совместно приобрели имущество «Товарищества Казанского кожевенного завода» и продолжали скупать земельные участки с постройками в Ягодной и Адмиралтейской слободах, увеличивая свои владения.

« …За несколько десятилетий в Российской Империи произошли изменения, на которые многими странами Европы были   потрачены века. Реформы Александра II сняли оковы с отечественного предпринимательства и пробудившаяся Россия ринулась догонять на пути капиталистического развития зарубежные страны. Вторая половина XIX века характеризовалась концентрацией производства, внедрением передовой технологии, расцветом науки, широким строительством новых предприятий, оснащением их новейшим оборудованием.

Становления капитализма в России происходило первоначально на базе развития легкой промышленности, в некоторых областях которой, например в льняной, отечественные производители вскоре вырвались в мировые монополисты». (9) К тому же отмена крепостного права создала обширный рынок дешевой рабочей силы, а реорганизация армии предполагала большие объемы заказов на производство военной продукции. Время созидать было самое благоприятное.

Имя, опыт, связи и капитал Сергея Евсеевича Александрова очень пригодились, да и сам Иван Иванович не сидел, сложа руки. Уже к маю 1865 года, текстильная фабрика выдала свою первую партию брезента. Да еще какого! Спешно заработали швейные цеха, которые располагались рядом с домом Алафузова на Московской улице (ныне на территории завода Сантехприбор). Производственный цикл, начиная с первичной обработки сырья, кончался готовым изделием. Ассортимент был разнообразен, но в основном поставляли парусину, брезент, амуницию для русской армии, изделия добротные и в огромном количестве. Какая уж тут конкуренция менее мелких предприятий страны. Связями, умением и обаянием Алафузова Военное Министерство было покорено. Кожевенный завод и текстильная фабрика получили долгожданный государственный заказ.

Во благо общества в 1867 году Иван Иванович Алафузов поступил на службу в Казанский Государственный Банк в звании члена Учетно-ссудного комитета, но служил там всего один год и три месяца, после чего « за болезнью и выездом за границу от службы уволен по собственному желанию».(4)

За границей посетил Всемирную выставку в Париже 1867 года, где кожаные и брезентовые изделия его предприятий были впервые удостоены бронзовых медалей, а имя Алафузова стало известно на весь мир.

Тщеславие и стремление «перерасти» купеческое сословие сопровождало Ивана Ивановича всю жизнь, в конце которой за свою деятельность он все-таки получил звание действительного статского советника, что приравнивалось титулу потомственного дворянина.

Это желание было типичным для того времени. Русское общество было строго социально ранжировано. Высшим сословием всегда было потомственное дворянство – «голубая мечта» каждого богатого предпринимателя. У дворянства имелась целая система привилегий, которых другие были лишены. И так как все формы общественных занятий считались «государственным делом» и регулярно поощрялись властью, получать чины и ордена было делом почетным. И именно благотворительность часто открывала возможность предпринимателям получить награды. Корысть и бескорыстие шли рядом.

Сейчас уже трудно сказать, что было больше, когда весной 1868 года  Иван Иванович пожертвовал 4 тысячи рублей для отпуска провианта голодающим в Северной губернии, за что была объявлена ему Высочайшая Государя Императора благодарность и всяческое содействие в делах его.

В то время желание развернуть дело широко вселяло в него надежду и придавало сил. Хотелось наладить производство наилучшим образом. Даже факт протеста против пьянства рабочих характеризует Ивана Ивановича как толкового хозяина, который заинтересован, чтобы рабочие трудились, не прогуливали, а пьянка не становилась причиной аварий и несчастных случаев. Вопрос о запрете открывать кабаки рядом с промышленными предприятиями неоднократно поднимался в Думе И.К.Крестовниковым. Его неизменно поддерживали Алафузов и другие заводчики. (13)

Производственные планы купца Алафузова были огромны. Только болезнь жены Людмилы Сергеевны, угасавшей на глазах, омрачала жизнь.

В купеческом сословии бытует поверье, что за удачу в делах надо платить. Желая сделать приятное жене, Иван Иванович учредил в ее честь  три именные стипендии в Казанском Мариининском училище. В Национнальном архиве сохранилась справка Казанской городской управы о том, что с 26 июня 1866 года жертвуемый Алафузовым капитал, заключавшийся в непрерывно доходном свидетельстве Государственного Банка на 3 200 рублей, приносил ежегодные проценты. Этой суммы хватало на оплату обучения трех девиц обедневшего купеческого сословия. Стипендии Людмилы Алафузовой выдавались ежегодно вплоть до 1917 года. За 50 лет более тридцати бедных  девушек получили отличное образование и приданое в виде денежного выходного пособия при окончании училища.

Но видно этого благотворительного акта судьбе оказалось мало. В 1868 году горячо любимая жена Людмила Сергеевна умирает при родах, оставив Ивана Ивановича  бездетным вдовцом.

Ее отец Сергей Евсеевич Александров, смирился с потерей и остался верен добрым родственным отношениям к зятю. Находясь в преклонном возрасте он постепенно отошел от совместных производственных дел, полностью доверился Алафузову как  надежному компаньону.

С этой целью 22 февраля 1868 года «с общего добровольного согласия учреждается торговый дом в образе товарищества на вере» под фирмою

« С.Е.Александров и И.И.Алафузов в Казани» с оборотным капиталом в 400 тысяч рублей, по 200 тысяч от каждого. « Распоряжение делами, капиталами, товарами и имуществом торгового предприятия, как равно и заготовлением товара, материалов, продажа товаров, заключение условий и контрактов и исполнение таковых обязательств, предоставляется непосредственно товарищу и учредителю, управляющему И.И.Алафузову».

Для облегчения трудов  Алафузова постановили, что сын учредителя С.Е Александрова, «Александр Сергеевич Александров будет иметь наблюдение  за ведением конторских книг, как равно и содействовать во всех прочих случаях по делам торгового дома».(7)

Далее указывалось, что  «По истечении каждого года могущая быть прибыль разделяется между двумя товарищами по равной части. При благоприятных обстоятельствах, часть из оной отделяется для усиления производства в оборотный капитал и на развитие предприятия». Это очень важный пункт договора. Выполнялся он неукоснительно.

Иван Иванович хорошо разбирался в людях, особенно ценил специалистов. Договор гласил: «Снабжать доверенностями тех лиц, кои в предприятии нашем будут необходимы, от имени фирмы, так равно и наблюдение за доверенными, комиссионерами и служащими и равно сообщение им всех приказаний лежит на распоряжении товарища Управляющего Алафузова». Так на ответственные должности в производстве были приглашены и родственники,  они не подводили. А братья Николай и Леонид стали директорами во главе крупных производств.

Чтобы фирма сохранила свое существование, как при жизни учредителей, так и при прямых наследниках, тесть с зятем договорились, что предприятие «не должно быть нисколько останавливаемо или разделено». Эту часть договора Алафузов выполнил. При его жизни и после  их «Торговый Дом» оставался единым целым.

Сергей Евсеевич Александров, несмотря на плохое здоровье не отходил от дел полностью. С конца 1869 года  он стал первым председателем  «Общества содействия русской промышленности и торговли» действующим при Казанской бирже. (Казанский биржевой листок, 9 апреля 1870, 29 апреля, 27 мая 1871).

«Общество» помогало налаживать коммерческие связи, искать покровительства чиновников, в определенной мере влиять на решения правительства по вопросам, затрагивающим интересы промышленников. Деятельность его велась по направлениям: содействие росту банков и банковского кредита, развитие народного образования (в том числе и специального торгово-технического), открытие страховых обществ, строительство товарных складов, пристаней, ходатайство перед правительством «о нуждах и пользах промышленности и торговли – общих и частных, т.е. общегосударственных и местных», устранение препятствий в развитии торговли и промышленности (Казанский биржевой листок, 29 апреля 1871 года). (13)

Участие в работе «Общества содействия русской промышленности» обременяло, но было и весьма кстати для развития фирмы. По ее делам Алафузову приходилось много ездить, часто бывать в Петербурге, где он открыл представительскую контору и там же для проживания купил дом № 6 на Екатерининском Канале. Дом этот знаменит и поныне, петербуржцы благодарны казанскому купцу, который сохранил  в первозданном виде исторический памятник.

Чтобы завоевать расположение властей Петербурга, Иван Иванович часто принимал участие в благотворительных акциях в этом городе. Например, жертвуя немалые суммы Дому Призрения бездетных детей Санкт-Петербурга, 3 октября 1870 года получил благодарность Великой княгини.

В этом же году на проходящей в Петербурге Всероссийской выставке, представленные изделия его производства порадовали уже двумя полученными Серебряными медалями.

В 90-х годах ХIХ века в Петербурге была открыта Алафузовская эпидемическая больница, под здание которой перестроили Михайловскую клеенчетую мануфактуру за Нарвской заставой на что потратили 400 тысяч рублей.

4 декабря 1870 года  в Казани на 79 году жизни  после тяжелой и продолжительной болезни скончался Сергей Евсеевич Александров, «человек, составлявший гордость и украшение Казани», по которому скорбели не только родственники и друзья, но и те, кому «он всегда охотно протягивал руку помощи – кому прямо или косвенно он не помогал» - писал «Казанский биржевой листок». Похоронили Сергея Евсеевича с почестями на кладбище Зилантова монастыря, где был возведен семейный склеп.

Алафузов к этому времени уже крепко стоял на ногах. Поэтому, когда   наследники Сергея Евсеевича Александрова, его жена, дочь и сын, приняли решение коммерцией более не заниматься, Иван Иванович выкупил их часть наследства.

Так он стал полноправным хозяином Торгового дома, текстильной фабрики и кожевенных заводов - всей собственности в Ягодной и Адмиралтейской слободах, касающейся их совместной деятельности.

Управление самым крупным производством в Казани отнимало много сил и это было отмечено правительством. За заслуги, оказанные Военному Министерству в 1871 году, Иван Иванович был награжден Золотой медалью для ношения на Станиславской ленте с надписью «За усердие». Его участие  и содействие в проведении Московской политехнической выставки 1 июня 1872 года было вознаграждено орденом Св.Станислава 2-й степени.

Производство продолжало прибыльно работать, большая часть прибыли шла на расширение производства. Покупались или просто арендовались ближайшие предприятия. Так, например, в Национальном архиве сохранился договор с заводчицей Анной Васильевной Филипповой, у которой Алафузов с 1872 по 1878 год арендовал, а потом выкупил ее кожевенный завод на Царевококшайской улице. Постепенно и заводы семьи Котеловых, расположенные по соседству, перешли в собственность Ивана Ивановича. Сюда перенесли  оборудование кожевенного завода у текстильной фабрики. Все было объединено в один производственный комплекс.

Постоянно продолжался увеличиваться ассортимент выпускаемой продукции. Кожа, пряжа, нитки, сукна, бобрик, полотна, брезент, холсты, непромокаемые ткани, великолепно выделанная упряжь и другие добротные товары, почти ежегодно показывались на выставках и получали высокую оценку. Это свидетельствовало о государственном признании Алафузовских предприятий. Награды присуждались « за весьма чистую отделку, новейший фасон, доступные цены», «за состояние производства и влияние на жизнь страны», а также в условиях огромного государства « не столько по достоинству товара, сколько по возникновению и существованию производства в отдаленном крае». Гордость за свое дело не позволяло Алафузову привозить на выставки одни и те же товары. Позднее выставочные образцы  и полученные награды составили коллекцию музея его предприятий.

Успешное участие в российских и международных выставках способствовало росту числа представительств фирмы Алафузова не только на территории России, но и далеко за ее пределами. Об этом свидетельствуют награды, полученные Иваном Ивановичем Алафузовым в 1874 году за своевременную поставку по сходной цене больших партий  качественного товара. В это время он получил от персидского шаха орден «Льва и солнца», от черногорского князя орден « Даниила III степени» и австрийский императорский орден командорского креста Франца Иосифа. К концу 1874 года 22 ноября Иван Иванович Алафузов первым в Казани был пожалован званием Мануфактур Советника.

1875 год для Алафузова был богат на приобретения, что свидетельствует о получении большой прибыли по торговым сделкам. В Камышлове  было куплено еще одно кожевенное производство, у Бенкендорфа приобретена суконная фабрика в Белебеевском уезде Уфимской губернии.

Он покупает акции Северного телеграфного агентства, Волжского пароходства «Лебедь», участвует в финансировании проекта соединения Казани с сетью железных дорог, причем не получая прибыли.

После Филадельфийской  выставки 1876 года, где изделия опять получили Бронзовую медаль и два свидетельства, Алафузов 13 мая 1877 года был Всемилостивейше пожалован орденом Святой Анны второй степени «за заслуги на поприще отечественной промышленности».

И наконец, Иван Иванович, после восьми лет вдовства в возрасте 40 лет, решил предложить руку и сердце Лидии Андреевне Кауль, девице 26 лет, с которой прожил в последствии свою жизни в любви и согласии. Его вторая жена женщина незаурядная. Ее история жизни должна представлять не меньший интерес для казанцев.

В 1879 году, не имея своих собственных детей, супруги  удочерили девочку. Из документа Казанской городской управы, видно, что она «родилась незаконно от особы, не объявившей ни звания, ни имени, ни отчества, ни фамилии». Младенцем была подкинута Алафузову в Москве, принята им и «окрещена в Московской Николаевской в звонарях церкви 11 февраля 1874 года», получив, имя Людмила, в память о первой жене Ивана Ивановича. Пять лет девочка жила в его семействе и воспитывалась как дочь.

Рассмотрев просьбу, в Казенной палате вынесли решение: « ввести ее во все права законным детям купцов принадлежащие».

Сирот в семье Алафузовых  жалели и жертвовал деньги на их воспитание. Не даром с 1877 года Иван Иванович был Почетным членом благотворительных организаций С-Петербурга  Дома Призрения и ремесленного образования бедных детей, а также Демидовского Дома призрения трудящихся.  Более 20 лет должность помощницы попечительницы Александринского приюта в Казани  исполняла и его жена Лидия Андреевна, знакомая через Алафузова с семьей Александровых, принимавших участие  в создании этого заведения.

Шли годы, забавная девочка Милица, так называли ее домащние,  выросла и возглавила швейное производство приемного отца. Семейная традиция участвовать в деле, у Алафузовых была очень развита. Каждый вносил посильную лепту. Даже жена Лидия Андреевна и ее мать Алина Васильевна Кауль проявляли сильнейший интерес к делам и, будучи не бедными, вкладывали средства в развитие производства.

Да и сам Иван Иванович много трудился. Ежедневные встречи с деловыми людьми, визиты к местным властям, обходы и объезды предприятий, проверка счетов, оформление заказов и нарядов влияли на здоровье. В начале  девяностых Иван Иванович стал плохо себя чувствовать, появились боли в голове и сердце. Врачи прописали лечение и отдых где-нибудь на западноевропейском курорте. Однако сразу дела не бросишь. Но болезнь прогрессировала.

В 1891 году он выехал на короткий отдых в Ориенбаум. А 28 августа газета «Казанские вести» оповестила: «Служащие льнопрядильной фабрики и кожевенных заводов извещают о кончине своего хозяина, последовавшей после продолжительной болезни 26 августа». Через семь дней. 4 сентября, та же газета сообщила: «Лидия Андреевна Алафузова с детьми с душевным прискорбием извещают родных покойного ее супруга и отца статского советника И.И.Алафузова, что тело его прибудет 5 сентября на Дальнее Устье».

Шестого числа того же месяца и года И.И.Алафузов был погребен в фамильном склепе при Зилантовом       монастыре.

Незадолго до смерти Иван Иванович составил завещание, история которого изучается.

Используемая литература:

1. Анисимов Н.Г. Казанский льнокомбинат. 1860-1960.- Казань: Тат.кн.издательство.-1960.

2.  Муслимов А. Империя Алафузовых. // Вечерняя Казань. 22.02.91

3. Назипова К.А. Национализация промышленности в Татарии (1917-1921).- М.: 1976.

4. Нац.архив РТ  ф.299, оп.1, д.72.  Формулярный список о службе Мануфактур Советника, Почетного гражданина, Казанского первой гильдии купца Ивана Ивановича Алафузова. Составлен 15 января 1879 г.

5. Нац.архив РТ  ф. 98, оп.5, д.85    Справка об учреждении стипендии Людмилы Алафузовой. Составлена 24     августа 1876 г.

6. Нац.архив РТ  ф.2, оп 3, д.330    Копия контракта  Потомственной почетной гражданки Анны Васильевны               Филиповой с Казанским купцом первой гильдии Иваном Ивановичем Алафузовым, составленного 9 января     1878 года.

7. Нац.архив РТ  ф.2, оп.3,д.40 Постановление С.Е.Александрова и И.И.Алафузова об учреждении Торгового дома. Составлено 1868 года 22 февраля.

8. Нац. Архив РТ ф.299, оп.1, д.72   Казанская Городская Управа. Разрешение на удочерение ребенка.

9. Катышев Г.И., Михеев В.Р. Крылья Сикорского. - М.: 1992. С.172.

10. Бурышкин П.А. Москва купеческая. М.: 1991.

11. Боханов А.Н. Коллекционеры и меценаты в России. - М.: 1989.

12. Свердлова Л.М. Купечество Казани: дела и люди. - Казань: 1998.

13. Свердлова Л.М. На перекрестке торговых путей. – Казань: 1991.

Школа церковного пения

приглашает все желающих любого возраста. Занятия проводятся бесплатно. Тел. для записи: 238-53-62.